В строгом кабинете Леонида Захаровича Гуденко на приставном столике стетоскоп, а в углу – икона: Богоматерь с сыном, украшенная вышитым украинским рушничком. Сам хозяин статный, с серо-голубыми глазами, с чуть седеющей бородкой, приветлив и внимателен. Он – известный в регионе хирург, заведующий хирургическим отделением центральной районной больницы, депутат райсовета. Мы говорим о высоком назначении медицины, о дорогах, приведших его в хирургию, которая стала смыслом его жизни. Когда он вспоминает, линии его лица разглаживаются, глаза вспыхивают озорным детским огоньком…

Учился в школе легко и азартно. Имел много друзей. С ними «обследовал» в то время прославленное Ставище, переполненное овощами и фруктами, криницу Яни с ее животворной водой, баштаны на Пепелище с арбузами, трескающими от одного прикосновения ножа. Татарбунарская земля стала дорогой ему ароматом детства. И еще он полюбил учителей, без которых не мыслил свое становление.

Но определил его будущую профессию, конечно, отец Захар Соломонович Коган, уже в те годы популярный врач-хирург в Татарбунарах. Со второго, третьего класса он брал мальчишку в операционную и тот  наблюдал процесс операции. И с тех пор хирургия стала мечтой Леонида Захаровича, вошла в его душу, подчинила волю. Товарищи и ученики его отца – Михаил Михайлович Ямщиков, Олег Петрович Мельниченко – стали для него кумирами.

Леонид Захарович и глава семейства – Захар Соломонович Коган (на фото крайний слева)

1959 год. Одесский медицинский институт. Вначале не хотелось изучать латынь. Скучно. Но приказал себе: надо. И увлекся настолько, что трудно было оторвать от учебника. И сдавал экзамены на «отлично». На третьем курсе вступил в хирургический кружок. Более углубленно стал изучать анатомию, общую хирургию.  А в свободные вечерние часы бегал в театр оперетты, был завсегдатаем галерки. Мелодии искристых песен-монологов легко трепетали в душе.

В клинике Якова Марковича Мельникова Леониду Захаровичу, одному из немногих разрешали посещать операционную. “Что ты хочешь, пацан? – спросил хирург постоянно присутствующего студента. – Хочешь резать?”. Упрямо нагнув голову, тот ответил: “Да”. “Настырный, толк будет. Побольше б таких…”.

И вскоре ему поручили первую, потом другие операции. Получалось отлично.  И нужно сказать, что на протяжении последних студенческих пет он сделал около трехсот пятидесяти операций… Это было редкостью для института. Практикующих их было всего три:  Нонна Разнобарская, Миша Ляпис и он, Леня Гуденко.

Под руководством руководителя хирургического кружка Модеста Львовича Дмитриева, доктора наук, членкора академии медицинских наук, стал писать работы о детской хирургии. С ними выступал в Москве, Киеве, Тбилиси, Одессе. Делал наброски кандидатской «Остеомиелит трубчатых костей у детей». Купили кроликов для опыта, но потом… съели. Бросил работу. Теория показалась скучной. Поехал в Курск поступать в аспирантуру. Тоже не получилось. Хотелось практиковать…

По распределению приехал в Татарбунары. Работал хирургом. Рядом стояли опытные мастера и совсем молодые: Евгений Яковлевич Кравченко, Борис Прокофьевич Стогний и Александр Иванович Журавок. Было хорошее молодое время. Дружили, пели в хоре, ездили на вызовы, бывало, ходили пешком. Отдавались работе до конца и не считали это подвигом.

Леониду Захаровичу вручают благодарственное письмо Комитета фонда защиты мира за материальную поддержку фонда

В 1966-ом Леонид Захарович поехал на специализацию по хирургии и урологии в областную больницу. В шестьдесят восьмом – в Киев на курсы повышения квалификации по хирургии. Иван Иванович Кальченко, знаменитость, выделил из группы двух человек, самых способных, подающих определенные надежды, и брал с собой на операции. Одним из избранных был Леонид Захарович. Молодого хирурга поразили смелость методики мастера и точность исполнительского рисунка. И ему показалось, что в чем-то он может  пойти дальше. И те операции, которые он провел, получили высокую оценку руководителя. Леониду Захаровичу предлагают остаться на кафедре Института усовершенствования врачей. Он не согласился. Он уже мастер, у него своя врачебная философия, унаследованная от отца, растворяться в больном, жертвуя собой ради живого и трепетного дела.

Заветной мечтой Леонида Захаровича было повидать суровый и величественный край – Колыму, где звезды другие, и звенит воздух, ломаясь и крошась о морозную стынь, где красота и богатство края покоряют самые жесткие сердца, и трагедия переплетается с подвигом.

В шестьдесят девятом, получив очередной отпуск, он уехал в Магадан. Однажды, путешествуя по краю, Леонид Захарович заглянул в больницу районного центра Палатка Магаданской области. И так случилось, что в это время туда привезли женщину с черепной травмой – муж ударил молотком по голове. Хирургов под рукой не оказалось. Софья Лукьяновна Митерина, главврач, предложила Леониду Захаровичу сделать операцию. Он согласился, хотя в успех мало кто верил. И когда парализованные руки и ноги обрели движения, пожилая женщина-врач, много повидавшая на своем веку,  крепко пожимая руку молодому хирургу, сказала: “Будете у нас работать. Ведь Вы хотите здесь работать?”. “Да, но у меня нет диплома”, смутился хирург. “Эта операция, которую Вы только что провели, и есть ваш диплом…”.

Остался. Позвонил домой о принятом решении. Через два месяца приехала жена с сыном. Дали квартиру.

“Я рад, – вспоминает Леонид Захарович, – что жил там три с половиной года, познакомился и общался с удивительно цельными людьми, гордыми и бескомпромиссными. Прямыми, настоящими. Один приятель сказал мне: “У нас такие люди, Леня. Если ты человек, то ты человек, а если дерьмо – то дерьмо”.  И не надо хитрить.

Здесь, на Колыме, талантливый хирург получил высшую категорию, заведуя хирургическим отделением в районной больнице поселка Палатка.

В 1991-1992 годах Комитет фонда защиты Мира в Одессе, активным членом правления которого является Леонид Захарович, направил группу своих энтузиастов, в числе которых был и Леонид Захарович, в США.  Украинская группа колесила по штатам. Посещали медицинские учреждения, были в клиниках Бостона, Вашингтона, Нью-Йорка, Джорджтаунском университетском госпитале. Руководители и организаторы встречи знали, что Леонид Гуденко – хирург  высшей категории, что за плечами у него двадцать семь лет стажа, что он способен и смел, творчески мыслящий врач, и предложили ему прооперировать больного. И к удивлению врачей операцию по удалению желчного пузыря, которую американские врачи делают за 3-3,5 часа, он сделал в течение 40 минут.

“Знаешь, что, парень, – шутили заокеанские хирурги, – поезжай-ка ты домой, а то нам всю карьеру испортишь. Такие конкуренты нам не нужны”.

А его действительно тянуло домой, на родину…

17–20  сентября 2002  года Леонид Гуденко принимал участие в работе XX съезда хирургов  в Тернополе, общался с представителями научной ассоциации хирургов Украины, главным хирургом страны, академиком А. А. Шалимовым. Здесь были ведущие мастера Узбекистана, России, Польши, Франции, Австрии, Америки. Решали животрепещущие проблемы хирургии. На этом съезде, слушая выступления участников, Леонид Захарович думал о том, что в наши дни падает престиж медицины, о малой зарплате хирургов, о том, что мы теряем талантливую молодежь, униженную житейским неустройством, что пенсия ветеранов оскорбляет высокий профессионализм…

Хирургическое отделение Татарбунарской больницы одно из лучших в области. Здесь дружный коллектив работников, во главе которого стоит добрый человек с умными руками, несущими людям жизнь.

Михаил Плотный, 2002 год (в  сокращении)

Профессия врача – это жизнь!

Леониду Захаровичу Гуденко, хирургу от Бога,
в день юбилея посвящается

Жизнь интересная и непростая штука!
В ней много всяких бед, сомнений и тревог,
В ней радость вперемешку с мукой,
Любовью и жестокостью, и множеством дорог…
 
Ведь ЖИЗНЬ у всех одна, она всего ДОРОЖЕ!
Нет ничего ценнее, нет ничего важней!
И каждый бережет ее, как может,
Родившись, ЧЕЛОВЕК в игру вступает с ней.
 
И складывается зачастую,
Что начинаем МЫ свой ПУТЬ
С больницы, где окажут помощь,
Помогут, вылечат, спасут.
 
Пусть неожиданно, случайно, без желанья,
Случается, сюда мы попадаем,
А если что серьезное, то в хирургии
Свои деньки и ночки коротаем.
 
Стерильность там кругом, просторные палаты,
Везде порядок, чистота,
А пациентам в тех палатах жутковато,
Не радует их эта красота…
 
Что будут с ними делать – им понятно:
«Латать и штопать», ну, а как ещё?!
Но тут мужчина, вежливый, в халате,
Заходит, с глазами озорными, ё-моё…
 
Он с виду очень прост, и вежлив, и тактичен,
И голос его тих и мелодичен,
Он подмечает мелочи во всём,
И тверд всегда во мнении своем.
 
Он, всматриваясь, считывает мысли,
Не терпит хамства, ложь и суету,
Он персонал весь приучает к дисциплине,
Взаимовыручке, труду.
 
День ото дня он спозаранку приезжает,
Энергии ему не занимать,
И кто чем дышит в отделении, он знает,
Кого помиловать, кого и наказать.
 
Хозяин он своих владений,
Он полон сил, внимания, тепла.
Пример для многих поколений!
Наш «Серый кардинал», – мы скажем за глаза.
 
Он с неуемной жаждой жизни,
И постоянной о других заботой,
Спасая человеческие жизни,
В душе живет работой.
 
Бывал он в разных передрягах,
На Крайнем Севере трудился –
Богатый опыт стал ему во благо
И пригодился там, где наш герой родился!
 
По уважению ему в больнице нету равных,
Хоть у него и крут порой характер.
В его рабочем кабинете духом знаний веет,
Все строго и со вкусом, никто придраться не посмеет.
 
Портрет учителя Шалимова на полке,
На самом видном месте, на виду –
Вернуться б в прошлое хоть ненадолго,
Унять тоску по тем, кто больше не придут…
 
Жизнь пронеслась, как миг,
Лишь обжигая крылья,
И вот уж юбилей врасплох настиг,
Застыл вопрос: а счастлив в жизни был ли? Да!
 
Жизнь, прожитая Вами, интересна!
Незабываема, горит живым огнем,
Любви, здоровья, радости, Маэстро,
Пусть Дом Ваш будет полон смеха, песен –
Желаем, чтобы пили, как отличное вино,
Вы жизни каждое мгновенье.
Чтоб были Вы окружены теплом,
Испытывали лишь везенье!
 
Наш дорогой коллега,
Мы Вами восхищаемся!
Желаем счастья Вам, добра.
Считать года до 100, не останавливаться,
А дальше – сколько одолжит Судьба!

С уважением, коллектив КНП «Татарбунарская многопрофильная больница» ТГС 
Дорогому и уважаемому Леониду Захаровичу Гуденко – в честь юбилея
Солидный возраст —
восемьдесят лет!
 
И юбилей внимания достойный.
На все вопросы знаете ответ,
Идя по жизни гордо и спокойно.
Желаем о болезнях позабыть,
Дни светлою отрадою наполнить.
А если есть обиды — отпустить
И только о хорошем вечно помнить.
Пусть всё ненужное растает
В костре божественных седин.
Пусть радость Вас не оставляет
В плену предателей-морщин.
Пусть цифра дерзкая, крутая
Откроет дивный свой секрет,
Как, мудрость жизни обретая,
Легко дожить до сотни лет.
Большое, чистое «спасибо»
Мы с искренностью говорим.
За помощь и за пониманье
От всей души благодарим.

С уважением, коллектив
хирургического отделения